Развита ли наука в Канаде? Много ли наша северная земля рожает быстрых разумом Невтонов? Чтобы ответить, надо выяснить, как оценивается развитие науки, чем измеряется. Она начинается с меры и неудивительно, что принцип измеримости касается ее самой – наличие, развитие и перспективы науки можно и нужно измерять, анализировать и прогнозировать. Всегда полезно знать, в каком мире ты живешь и куда он катится.

Но чем же мерить науку? Как убедиться, что вы живете в прогрессивной стране и вас ждет светлое будущее? По количеству нобелевских лауреатов? Да, это эффектный показатель, который говорит о многом. Между прочим, нобелиатов малонаселенная, далекая от научных центров Канада дала больше, чем великая Россия-СССР! Однако у метода есть недостаток: этот показатель интегральный и суммирует лишь высшие достижения, начиная с далекого уже 1901 года, тогда как с тех пор много воды утекло и многое изменилось в подлунном мире.

Но как объективно определить современное научное состояние, его динамику и направленность? Развиваетесь вы или почиваете на лаврах? Или, упаси боже, деградируете, апеллируя при этом к своей необыкновенной духовности, которая все покрывает?

Попутно следует учесть, что имеется второй важный аспект рассматриваемого феномена, кроме меры. Это, разумеется, информация. Наука в принципе построена на поиске, распространении и анализе оной, посему герметичная наука таковой не является, как бы ни смаковали тайные знания древних жрецов, орденов и сталинских шарашек. Без обмена знаниями наука мало чего стоит и быстро вырождается.

Поскольку же времена платоновских академий и аристотелевских ликеев, когда обмен осуществлялся устно, давно прошли, научная информация распространятся либо в виде основательных трудов, либо с помощью отдельных публикаций, каковые ввиду оперативности и стали основным средством обмена знаниями.

Самым простым способом оценки научной мощи или творческой импотенции будет сравнение по количеству опубликованных научных работ. Конечно, имеются в виду статьи, размещенные в солидных журналах, пользующихся авторитетом в глазах ученого мира. Их не так уж много, они ревностно относятся к своей репутации, а та, как это принято в науке, также измеряется и отражается рейтингом этих специальных журналов. Каковы же результаты отдельных стран, как они представлены в журналах?

Image 11 11 - 07 02 2014 - копия

По-разному. Так, в 2012 году американские ученые выдали 537 308 статей – это примерно 20% общемировых публикаций. На втором месте с 2004 года идет Китай, у него 392 164 статьи – поразительный рывок за столь короткое по меркам становления научных школ время! На третьем месте по валу идет Британия, на четвертом Германия, на пятом Япония, за ней следуют Франция, Индия, Италия, Канада (84 990 статей) и замыкает десятку лидеров Испания.

Как видите, Канада с ее сравнительно небольшим населением занимает весьма высокое место в мировой табели о рангах, а Индия догоняет Францию. Но значит ли выдающийся результат Поднебесной, что она уже наступает на пятки мировому лидеру? Нет, не значит. Ибо дело не только в количестве.

Image 11 11 - 07 02 2014

Дело в том, что столь простой способ оценки не дает полного представления о влиянии той или иной страны на мировую науку. Хотя бы потому, что большие государства проводят, как правило, больше исследований, чем маленькие, но количество при этом не всегда означает качество и не всегда переходит в него, почему диалектику можно считать наукой лишь условно.

Для более объективной оценки научной состоятельности и влиятельности человека, института или страны дополнительно сравнивают индексы цитирования публикаций. Они позволяют определить, на какие больше всего ссылаются в своих материалах другие ученые и чем выше индекс, тем больше влияние статьи. Чаще всего используют индекс Хирша, и по этому показателю Китай со своим огромным количеством публикаций занимает лишь 16-е место, Индия откатывается на 24-е, зато Канада поднимается сразу на 5-е место!

А что Россия? В середине 80-х годов СССР был соперником Америки и занимал 4-е место по числу научных публикаций – и это в условиях «железного занавеса» и чрезмерной закрытости! Сейчас Россия на 16-м месте (39766 статей) и продолжает катиться вниз, уступая уже Австралии, Бразилии, Нидерландам и Тайваню. Но и это еще не все, количество, повторю, не всегда означает всеобщего признания и по индексу Хирша Россия, согласно данным Scimago Journal & Country Rank (www.scimagojr.com), всего лишь на 21-м месте…

Проект The SCImago Journal & Country Rank (SJR) испанского Университета Гранады оценивает продуктивность и значимость работы ученых всего мира, анализируя известную базу данных SCOPUS. Там можно найти данные по всем странам, начиная с 1996 г., можно провести сравнения по странам и по отдельным журналам и посмотреть соответствующие графики, можно оценить составляющие каждой национальной науки и их роль и вес. Это важно. Наука не стоит на месте в целом, но при этом отдельные отрасли развиваются по-разному, и, если вчера главной была физика ввиду острой нужды в атомных бомбах и ракетах, то сегодня – в развитых, конечно, странах – важнее биомедицина, биохимия, генетика и молекулярная биология.

Image 11 11 - 07 02 2014 (2)

Что и отражается в структуре американской науки. Взгляните на диаграмму – какой мощный кластер с большим количеством связей образуют отрасли, связанные со всем этим и вообще с человеком и средой обитания! Тогда как физика с астрономией, инженерия и материаловедение, математика и компьютерные науки отошли на второй план. Это не означает, что они в «загоне», просто всё относительно, и число американских публикаций в этой отрасли десятикратно превышает достижения России, хотя там сохранилась традиционная советская структура и физика с астрономией по-прежнему лидируют. Ну, а в Китае, как вы уже, наверное, и сами догадались, на первом плане инженерия, на то он и главный промышленный производитель и экспортер товаров для всего мира.

Понятно, что доля ведущих стран Запада в общем количестве научных статей в международных научных журналах постепенно уменьшается, однако отнюдь не следует трактовать эту тенденцию как закат западной цивилизации. Наоборот, она демонстрирует распространение научно-технологической модели общества по всему миру, ее глобализацию! Да, в 1999-2003 гг. доля США в общем выпуске научной продукции была 26,4%, в 2004-2008 гг. упала до 21,2%, а сейчас составляет 20%, но ведь Америка вовсе не стояла на месте, нет, она быстро движется по пути прогресса, и за это время число ее публикаций выросло почти на 70%!

Недаром Черная Королева говорила Алисе в Зазеркалье, что надо бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте. Все больше бегунов на этом ристалище! И появились очень резвые, наверстывающие упущенное. Потрясающий темп демонстрирует Турция, выше, чем у Китая: число публикаций турецких авторов выросло в 6 раз с 1996 года. Но самый феноменальный рывок совершил Иран – с 736 статей до 39 384, рост в 53 раза!

На фоне успехов развитых и развивающихся стран позиции России продолжают ухудшаться и со своими 39 766 мало цитируемыми публикациями (индекс Хирша 0.31 по сравнению с 0,64 в Канаде) она в ближайшее время уступит тому же Ирану.

Надеюсь, самое общее представление о состоянии дел вы получили и убедились, что позиции Канады весьма крепки и она один из лидеров мировой науки даже по валу, по количеству публикаций. К тому же эти публикации по качеству не уступают американским – их толстый Хирш тому порукой! Но чтобы окончательно расставить точки над i, учтем еще один существенный фактор: численность населения. У нас жителей примерно вдесятеро меньше, чем в США. И если посчитать количество научных статей на душу населения, то в 2012 г. в Канаде этот показатель был 0,0025, тогда как в США он равен 0,0017. Разница весьма существенная! И она в пользу нашей высокоученой страны. С чем я ее и поздравляю.

Джерело: Лебедь

image_pdfimage_print
Вектор и динамика науки